теш
БУРДА
Л д іх м ь
№ 11
1992
г.
П А К
ТЕЛЕВМ31РА
Вчера
Б.
Ельцин
опять
приехал
на
работу
в
троллейбусе.
На
остановке
его
встречали:
Р.
Хасбулатов,
Ю.
Петров.
А.
Руцкой
и
другие
официальные
лица.
Осложнилась
обстановка
в
Южной
Якутии.
Вчера
боевики
из
общества
"Охотников
и
рыболовов"
обстреляли
в
тайге
мирного,
граищанского
медведя
Вчера
М.
С.
Горбачев
и
Р.
М.
Горбачева
сделали
политическое
заявление
в
одном
из
ЗАГСов
г.
Москвы.
ПО
ПРОСЬБЕ ТРУДЯЩИХСЯ
будут
возобнов-
лены
парады
на
Красной
площади.
Вместо
военных
мимо
центральной
трибуны
пройдут
подразделения
мирных
жителей
с
дубиной
народной
войны.
Центр
общ ественного
мнения
провел
социологический
опрос
жителей
г.
Москвы.
На
вопрос:
"Как дела?" 365
респондентов
ответили:
"Спасибо,
ничего".
Вчера
на
Красной
площади
остановился
Матиас
Руст
на
своем
спортивном
танке.
Он
прибыл
по
просьбе
Главнокомандующего
вой-
сками
СНГ
для
решения
некоторых
кадровых
вопросов.
Вчера
был
доставлен
к
логопеду
министр
иностранных
дел
России,
который
во
время
беседы
с
японской
делегацией
несколько
раз
заикнулся
о
возвращении
Курильских островов.
А
теперь
несколько
новостей
последнего
часа.
Саддам
Хусейн
только
что
лег
спать.
Маргарет
Тзтчер
читает
книгу.
Владимир
Ж ириновский
сним ает
показания
с
электросчетчика.
ЛЮБЯТ
САЛО
НА
УКРАИНЕ
Животноводы
Львовщины
вывели
новую
породу
свиней
с
хроническим
ожирением.
На
Волжском
автомобильном
заводе
начат
выпуск
новой
продукции. Это
ночные
автоВАЗы.
РОСТКИ ДЕМОКРАТИИ
Молодые
военнослу-
жащие
в/ч
31714,
недовольные
неуставными
взаимоотношениями,
совершили
марш-бросок
протеста
по
просьбе
сержантов.
В
знак
протеста
по
поводу
перебоев
с
горячей
водой
екатеринбургские
пожарники
провели
акцию
самосожжения
и
самотушения.
К
380-летию
дома
Романовых
в
Музее
контрреволюционной
славы
появится
новый
экспонат
-
чучело
последнего
политинформатора.
НОВОСТИ
СПОРТА.
На
чемпионате
мира
по
дружбе
народов
победила
дружба
ме>кду
эскимосами
и
эфиопами.
ПРОГНОЗ
ПОГОДЫ.
Латвия
-
три-шесть.
Литва
-
три-четыре.
Белоруссия
-
четыре-
один.
Казахстан
-
один-пусто.
Свердловская
область
-
пусто-пусто.
К 1 Ш И У М 1 Ы Е
ЛЮБИТЬ!
АТЬ,
Д ВА !
ДЕМА
И ЛЕША.
Очень
горько
было
писателю
Бедному
оттого,
что
писатель
Горький
жил
очень
бедно.
В
СВЕТЕ
РЕШЕНИЙ
ЗВЕЗД.
Еще
в древности
астрологи
по
положению
звезд
предсказывали
судьбу
человека,
а
вот
поднятую
целину
и
тихий
Дон
предсказать
не
смогли.
ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК.
Сталин
не любил
Ленина.
Ленин
не
любил
Маяковского,
а
Мая-
ковский
не
любил
Сталина.
БЕЗ
ЗАДНИХ
НОГ.
Рахметов
спал
на
гвоздях,
а
ворочался
как
на
иголках.
А
В
ЭТО
ВРЕМЯ
Ионыч
с
Молекулычем
пили
водку.
ИЗ
ЧЕРНОВИКОВ
НЕКРАСОВА
Коня
на
скаку
остановит.
В
горящую
избу
войдет.
..
Выйдет
из
горящей
избы.
Вскочит
на
коня
-
только
ее
и
видели!
ИЗ
ДВУХ
ЗОЛ.
"Дети,
какой
герой
вам
больше
нравится,
Сухов
или
Безухов?"
-
Извините,
это
дом-музей
Чехова?
-
Да.
-
А
Антон
Павлович
дома?
-
Нет.
-
Ну
тогда
я
попозже
зайду.
Юрий ИСАКОВ
РЕПОРТАЖ
Все мы не раз пробовали пельмени не домаш-
ней, а фабричной
выпалки.
Но часто ли мы заду-
мывались, кто эти люди, заботящиеся о том, чтобы
на нашем столе иногда появлялись вареные пель-
мени?
Уверены,
что
нет.
Наш
корреспондент
побывал
на
Урюпинском
ордена
"Мать-героиня"
пельменной
фабрике
и
побеседовал
с
этими
людьми.
Ему слово:
-
Да,
я
побывал
на
»той
фабрике.
Что
сразу
бросилось
в
глаза
-
кругом
чистота.
Нигде
не
встретишь
валяющиеся
на
полу
пельмени,
куски
теста или фарша. Пол - ну прямо как вылизанный.
Еще
что
сразу
бросилось
в
глаза
-
зто
что
большинство работниц "пельменки" - как ласково
зовут
ее
здесь
-
женщины.
На
их
непосильные
плечи
и
ложится
тяжелый
труд
на
пельменном
конвейере,
в
цехе
рублен и я
мяса,
в
тесгозамес-
ном цехе,
на прокатном стане, да и в других.
Вот
стоят
девчонки
из
мясорубки.
Все
лицо
в
фарше,
но
взгляд
гордый,
довольный
за
свою
профессию.
- Как, девчонки, сегодня мяско? - спрашиваю я их.
- Фарш
что
надо!
- почти
хором отвечают они
мне,
и
снова
погружаются
в
работу
-
кто
вертит
ручку
мясорубки,
кто
режет
мясо,
кто
подает
куски, остальные носят миски с фаршем в другой
цех, где его "оденут" в тонкие кружочки из теста.
Пошел
за
ними
и
я,
но
по
дороге
свернул
в
тестозамесный.
Навстречу мне попалась девушка
со слезами на
глазах.
-
Что
случилось?
Мастер
обидел?
*
участливо
спросил я ее.
-
Что
вы,
у
нас
такого
не
бывает,
просто
я
работаю на лукорезном участке. Ведь какой фарш
без лука!
- задорно ответила она мне и побежала
дальше,
размазывая по лицу радостные слезы.
Но
вот
и
тестозамесный.
Здесь
работают
женщины постарше,
и не удивительно - ведь они
все седые от муки. Да
и сила какая нужна, чтобы
тесто месить!
- Как,
женщины, тесто?
- Ох,
и вкусно! - ответила за всех одна женщина,
по
виду
-
из
деревни.
Сквозь
тесто
блеснули
ее
лукавые
глаза,
и
я
пожалел,
что
не
взял
фотоап-
парат.
Выходя от них,
я оглянулся на ворота цеха.
Теплая
волна
пробежала
по
груди
-
ворота
были
в тесте.
..
Дальше мой путь лежал через прокатный стан.
Здесь
я
не
стал
задерживаться,
так
как
станом
управлял
один
работник,
да
и
тот
мужчина.
Пос-
мотрел на ползущую из стана ленту теста, и пошел
туда,
куда
она
ползет
-
на
участок
вырезания
кружков.
Тут
опять
сидели
девушки.
Прямо
на
движущейся ленте они
вырезали
кружки.
У
каж-
дой был свой наиболее привычный инструмент - у
кого
рюмка,
у
кого
-
стакан,
а
у
кого
и
банка
из-под бразильского кофе.
-
Круглы
ли
кружочки
сегодня?
-
шучу
я,
подойдя
поближе.
-
Круглы,
мил
человек,
как
не
круглы!
А
ты
сам-то откудов будешь?
- Из тестозамесного иду? - шучу я в ответ, а сам
направляюсь
в
святая
святых
-
на
пельменный
конвейер.
По двум лентам ползут заботливо разложенные
женскими
руками
кусочки
фарша
и
кружочки
теста. Между лентами стоят работницы, у каждой
в
руке
машинка
для
закатывания
пельменей,
по
размеру чуть больше утюга. Ловкими пальцами с
лент
берутся
составляющие
и
закладываются
в
машинку. Нажатие рычага - и красавец-пельмень
падает
вниз,
на
третий
конвейер,
движущийся
у
девушек между ног. Его-то я сперва и не заметил.
Работают
здесь
споро,
ни
один
кружочек
не
пройдет
незамеченным.
А
если
и
пройдет
-
подруги помогут,
подхватят.
- А что, девушки, не поете ли вы песен во время
работы? - подначил я их.
-
Как
не
поем!
Только
что
одну
закончили,
сейчас новую запоем,
- ответила самая бойкая.
И затянула. Ей тут же завторили неторопливым
русским
многоголосием.
"Атас,
так
веселей
рабочий
класс,
танцуйте
мальчики,
любите дево-
чек.
.." - поплыла
над конвейером песня.
Попрощался я с девушками, зашел еще кое-ку-
да и направился на проходную. Тут как раз и смена
кончилась.
Смотрю -
идут мои старые
знакомые
-
смешные
такие:
у
кого
лицо
в
тесте,
у
кого
в
фарше,
у кого в пельменях.
-
Вы
что
же,
после
работы
не
умываетесь?
-
необидно спросил я.
-
Мужья
не
велят,
-
застенчиво
ответили
работницы.
Тут мы
как раз
вышли
с фабрики и
пошли кто
куда,
а я в редакцию.
•• в
и а *
)
Д. Кононов
Эдуард
ДВОРКИН
ГЕРРОВЫ
КОЗНИ
Плохой
писатель
Авксентьев,
угробивший
свой
талант
на
жизнеописания
человека-
мумии,
всю
ночь
не
ложился
спать.
Ему
было
стыдно
за
бесцельно
прожитые
годы;
считая
себя
литератором
самых
честных
правил,
он
не
на
шутку
занемог,
и
в
доме
Авксентьевых
все
смешалось.
Одно
лишь
действо
могло
облегчить
Авксенть-
ева.
и
он
решился
на
него,
умильность
ощущая
в
себе
и
никакой
тяжести
более,
и
не
было
уже
никакой
совковой
лопаты
в
мозгу,
рвущей
и
перемешивающей
мысли, выстроилась сама
собой
цепочка-лесенка,
пройти
по
ней
оставалось,
взобраться
и
осуществить
суд
истории
и
акт
великий,
из
него
вытекающий.
Он
шел
под
грохот
канонады,
он
смерти
смотрел
в
лицо,
и
двигались
вместе
с
ним
по
запруженным
городским
улицам
два
сообщника:
девочка-эсерка
в
платьице
белом
и
узколицый
пес.
носом
по
асфальту
стелющийся.
"Смело,
товарищи,
в
руку!"
-
пел
Авксентьев
страшную
песню,
и
девушка-эсерка
подпевала
ему
чистым
неиспорченным
голосом,
и
умный
псина
подтягивал.
Был
у
плохого
писателя
Авксентьева
друг,
истинное
лицо
которого
прояснилось
слишком
поздно. Звали его герр
Бородюк, висела
на дверях
квартиры
латунная
дощечка,
извещающая,
что
проживает
здесь
профессор
проктологической
орнитологии,
птица
высокого
научного
полета.
"Собьем!"
-
поклялись
друг
другу
они
на
площадке,
женщина,
сообщница
Авксентьева,
за
выступом
схоронилась.
Авксентьев,
в
звонок
поз-
вонивши. с
собакой своею был
впущен
в квартиру
тотчас.
Герр
Бородюк
непохож
был
совершенно.
Огромный,
толстый,
с
прекрасно
сохранившейся
шевелюрой,
гладко
выбритый,
с
тонким
бла-
городным
носом,
ни
разу
не
слышал
Авксентьев,
чтобы
герр
картавил,
но
плохого
писателя
сейчас
это
уже
не
смущало.
- Однако, ты с
собакой? - удивился профессор,
шлафрок
под
себя
подбирая.
-
Ищейка
Временного
правительства.
-
подмигнул
Авксентьев
герру
холодным
глазом.
-
Без
нее
я
не
нашел
бы
тебя.
Заметно
занервничал
герр
Бородюк,
но
он
замешательство
скрыл.
Ушел
он
на
кухню,
и
чай
он
принес,
что
в
чашках
заварен
уж
был.
Они
сидели
напротив друг друга
и
делали
вид.
что
пьют
чай
и
грызут
ватрушки.
-
А
ведь
ты
не
тот,
за
кого
себя
выдаешь!
-
начал
Авксентьев.
-
Гадина
ты!
Герр
Бородюк
стал
уменьшаться
в
размерах.
-
Побойся
Бога.
Авксентьев!
-
неуверенно
закричал
он.
-
Мы
дружим
много
лет
Я
профессор
по
птичьим
экскрементам
и
ничего
больше»,
ты
прекрасно
знаешь.»,
-
Скажите,
герр
Бородюк.
-
перебил
его
плохой
писатель,
пса
оглаживая
(сильно
нервничал
пес).
-
а
правду
говорят,
что
вы
прибыли
из
Германии
в
пломбированном вагоне?
-
Ложь!.
-
сорвался
с
места
профессор.
-
Примитивная
ложь,
распущенная
буржуазией
и
контрреволюционными
элементами.
..
И
осекся,
закартавясь.
Авксентьев
отхлебнул
из
чашки,
дал
промочить
горло
псу.
-
А
история
с
печником?
Ведь
он
не
справился
тогда
с
работой,
и
ты
велел
его
расстрелять. Так?
Шевелюра
профессора
осыпалась
на
белую
скатерть,
под
носом
вылезли усишки.
поползла
по
подбородку
худая
бороденка.
-
Нет!
-
завизжал
герр
Бородюк,
себя
за
сплющившийся
нос
дергая.
-
Нет!
Не
знаю
никакого
печника!
Чуть
было
не
бросился
на
плохого
писателя,
но
грозно
ощерился
пес.
-
Хорошо.
-
Профессор
скинул
шлафрок
и
оказался
в
мятом
костюме-тройке.
Острые
ма-
ленькие
глазки
под
огромным
лысым
черепом
буравили
лицо
Авксентьева.
Герр
Бородюк
засу-
нул
пальцы
в
карман
жилетки
и
принялся
раскачиваться
с
носка
на
пятку.
-
Хорошо.
Я
вспомнил
эту
дурацкую
историю.
Печник
действительно
оказался
никудышный,
печка
продолжала
дымить,
но
я
не
велел
его
расстреливать.
Я
сказал,
чтобы
его
проводили.
Меня
не
так
поняли.
..
И
вообще,
я
должен
идти,
товарищ
Авксентьев,
прошу
меня
извинить
-
через
полчаса
заседание
Совнаркома.
..
- Ты должен
ответить за
эту жизнь
и
миллионы
других,
загубленных тобою!
Суд
истории
грядет!
-
провозгласил
Авксентьев.
-
Фанни!
-
крикнул
он
на
лестничную
площадку.
-
Зайди
на
минутку!
Маленький
лысый
человечек
не
успел
увернуться.
Эсерка
бабахнула
из
двух
стволов
одновременно.
На
этот
раз
все
получилось
гораздо
удачнее.
На
шум
из
соседней
комнаты
высунулось
заспанное
простоволосое
лицо
с
выпученными
от
природы
глазами.
-
Надеища
Константиновна! - обратился
к нему
Авксентьев.
-
Велите
отнести
его
обратно
в
Мавзолей.
Пусть
пока
полежит
там
и
не
смеет
больше
высовываться.
Вечно
живой,
видите
ли.
..
Авксентьев,
девочка
в
белом
и
собачка
возвращались
не
спеша,
с
сознанием
выполнен-
ного
долга.
Авксентьеву
больше
не
было
стыдно.
Редакция
"
К.Б. "давно заметила, что ее читатели
любят хорошую песню. Иной р а з идет эт о
"К.Б."
по улице,
а навстречу какой-нибудь читатель, да
и поет
еще на ходу. Д ля тех,
кому бывает легко
на
сердце
от
песни
веселой,
редакция
реш ила
опубликовать
несколько
песен.
Точнее,
то,
что
удалось
запомнить.
Заранее извиняемся
за воз-
мож ные неточности в тексте.
ПЛИМ-ПЛИМ-ПЛИМ-ПЛИМ,
ПОГОВОРИМ!
А пока-пока-пока-липсис.
..
(Откровение Валентины Толкуновой)
Ласковый ветер гуляет над нами,
Светлые
силы нас добро гнетут.
В бой роковой мы не вступим с друзьями,
Судьбы
известные нас еще ждут.
М $
В девяносто первом, в памятном году
Прокричали телевизоры беду.
в • •
В голове моей опилки,
Да-да-да»
Ядерному взрыву
Нет-нет-нет!
• в в
В холодильнике нашем тепло
От твоей негасимой любви.
• в в
Справа кудри токаря, слева - кузнеца,
Снизу - фрезеровщика, сверху - продавца.
в в в
Уж мы пульс-то щупали, щупали!
(медицинская народная песня)
т т т
А
Зигмунд Фрейд догадлив был,
Он
сумел сон мой разгадать.
..
Может, радость творя недалеко
Бражку дедушка ставит и ждет.
Что-то бродит всю ночь одиноко,
Что-то дедушке спать не дает.
в в в
- Где ты, моя черноглазая, где?
- В Вологде!
- Где-где-где?
- В Вологде!
•Где?
$ М
Милое мое
Солнышко мясное!
Где, в каких краях
Свидимся с тобою?
Только дура казака во степи догонит,
Только
дура
казака
с коня
собьет!
в в в
Умчи меня туда ее в капель.
предыдущая страница 1 Красная Бурда 1992 02 читать онлайн следующая страница 3 Красная Бурда 1992 02 читать онлайн Домой Выключить/включить текст