будет. Всю переписку с клиентами и вообще все
дела по брачному бюро мы с Энди берём на себя.
Но, конечно, — говорю я, — может случиться, что
какой-нибудь пылкий вздыхатель, у которого хва-
тит капитала на железнодорожный билет, приедет
в Каир, чтобы лично завоевать ваше сердце.
.. В
таком случае вам придется потрудиться самой: соб-
ственноручно указать ему на дверь. Платить мы вам
будем двадцать пять долларов в неделю, и оплата
гостиницы за наш счёт.
Услышав это, миссис Троттер сказала:
— Через пять минут я готова. Я только возьму
пудреницу и оставлю у соседки ключ от парадной
двери. Можете считать, что я уже на службе: жало-
вание должно мне идти с этой минуты.
* * *
Мы пустили наше объявление по всей этой мест-
ности. Одного объявления вполне хватило. Сделай
мы рекламу пошире, нам пришлось бы нанять
столько клерков и девиц с завивкой перманент, что
хруст жевательной резины дошел бы до самого ди-
ректора почт и телеграфов. Мы положили на имя
миссис Троттер две тысячи долларов в банк и че-
ковую книжку дали ей на руки, чтобы она могла по-
казывать её сомневающимся. Я знал, что она жен-
щина честная, и не боялся доверить ей деньги.
Одно это объявление доставило нам уйму рабо-
ты, по двенадцать часов в сутки мы отвечали на
полученные письма. Поступало их штук сто в день.
Я и не подозревал никогда, что на свете есть
столько любящих, но бедных мужчин, которые хо-
тели бы жениться на симпатичной вдове и взва-
лить на себя бремя забот о её капитале.
Большинство из них сообщало, что они сидят без
гроша, не имеют определённых занятий и что их
никто не понимает, и всё же, по их словам, у них
остались такие большие запасы любви и прочих
мужских достоинств, что вдовушка будет счастли-
вейшей женщиной, черпая из этих запасов.
Каждый клиент получал ответ от конторы Питер-
са и Таккера.
Каждому сообщали, что его искреннее, интерес-
ное письмо произвело на вдову глубокое впечат-
ление и что она просит написать ей подробнее и
приложить, если возможно, фотографию. Питерс
и Таккер присовокупляли к сему, что их гонорар за
передачу второго письма в прекрасные ручки вдо-
вы выражается в сумме два доллара, каковые день-
ги и следует приложить к письму.
Теперь вы видите, как прост и красив был наш
план. Около девяноста процентов этих благород-
нейших искателей вдовьей руки раздобыли каким-
то манером по два доллара и прислали их нам. Вот
и всё. Никаких хлопот. Конечно, нам пришлось по-
работать; мы с Энди даже поворчали немного: легко
ли целый день вскрывать конверты и вынимать от-
туда доллар за долларом!
Были и такие клиенты, которые являлись лично.
Их мы направляли к миссис Троттер, и она разго-
варивала с ними сама; только трое или четверо вер-
нулись в контору, чтобы попросить у нас денег на
обратный путь. Когда начали прибывать письма из
наиболее отдалённых районов, мы с Энди стали
вынимать из конвертов по двести долларов в день.
* * *
К концу трёх месяцев у нас набралось что-то око-
ло пяти тысяч долларов, и мы решили, что пора
остановиться: отовсюду на нас сыпались жалобы,
да и миссис Троттер устала, — её одолели поклон-
ники, приходившие лично взглянуть на неё, и, ка-
жется, ей это не очень-то нравилось.
И вот, когда мы взялись за ликвидацию дела, я
пошёл к миссис Троттер, чтобы уплатить ей жало-
ванье за последнюю неделю, попрощаться с ней и
взять у неё чековую книжку на две тысячи долла-
ров, которую мы дали ей на времен-
ное хранение.
Вхожу к ней в номер. Вижу: она си-
дит и плачет, какдевочка, которая не
хочет идти в школу.
— Ну, ну, — говорю я, — о чём вы
плачете? Кто-нибудь обидел вас или
вы соскучились по дому?
— Нет, мистер Питерс, — отвечает
она. — Я скажу вам всю правду. Вы
всегда были другом Зики, и я не
скрою от вас ничего. Мистер Питерс,
я влюблена. Я влюблена в одного че-
ловека, влюблена так сильно, что не
могу жить без него. В нём воплотил-
ся весь мой идеал, который я лелея-
ла всю жизнь.
— Так в чём же дело? — говорю
я. — Берите его себе на здоровье.
Конечно, если ваша любовь взаим-
ная. Испытывает ли он по отноше-
нию к вам те особые болезненные
чувства, какие вы испытываете по
отношению к нему?
— Да, — отвечает она. — Он один
из тех джентльменов, которые прихо-
дили ко мне по вашему объявлению,
и потому он не хочет жениться, если
я не дам ему двух тысяч. Его имя Уиль-
ям Уилкинсон.
Тут она снова в истерику.
— Миссис Троттер, — говорю я ей,
— нет человека, который более меня
уважал бы сердечные чувства женщи-
ны. Кроме того, вы были когда-то
спутницей жизни одного из моих луч-
ших друзей. Если бы это зависело
только от меня, я сказал бы: берите
себе эти две тысячи и будьте счаст-
ливы с избранником вашего сердца.
Мы легко можем отдать вам эти день-
ги, так как из ваших поклонников мы
выкачали больше пяти тысяч. Но, —
прибавил я, — я должен посовето-
ваться с Энди Таккером. Он добрый
человек, но делец. Мы пайщики в рав-
ной доле. Я поговорю с ним и посмот-
рю, что мы можем сделать для вас.
Я вернулся к Энди и рассказал ему
всё, что случилось.
— Так я и знал, — говорит Энди. —
Я всё время предчувствовал, что дол-
жно произойти что-нибудь в этом
роде. Нельзя полагаться на женщину
в таком предприятии, где затрагива-
ются сердечные струны.
— Но, Энди, — говорю я, — горько
думать, что по нашей вине сердце
женщины будет разбито.
— О, конечно, — говорит Энди. —
И потому я скажу тебе, Джефф, что я
намерен сделать. У тебя всегда был
мягкий и нежный характер, я же про-
заичен, суховат, подозрителен. Но я
готов пойти тебе навстречу. Ступай к
миссис Троттер и скажи ей: пусть
возьмет из банка эти две тысячи дол-
ларов, даст их своему избраннику и
будет счастлива.
Я вскакиваю и целых пять минут по-
жимаю Энди руку, а потом бегу назад
к миссис Троттер и сообщаю ей наше
решение, и она плачет от радости так
же бурно, как только что плакала от
горя.
А через два дня мы упаковали свои
вещи и приготовились к отъезду из
города.
— Не думаешь ли ты, что тебе сле-
довало бы перед отъездом нанести
визит миссис Троттер? — спрашиваю
я у него. — Она была бы очень рада
познакомиться с тобой и выразить
тебе свою благодарность.
— Боюсь, что это невозможно, —
отвечает Энди. — Как бы нам на по-
езд не опоздать.
Я в это время как раз надевал на
себя наши доллары, упакованные в
особый кушак, — мы всегда перево-
зили деньги таким способом, как
вдруг Энди вынимает из кармана це-
лую пачку крупных банкнот и просит
приобщить их к остальным капиталам.
— Что это такое? — спрашиваю я.
— Это две тысячи от миссис
Троттер.
— Как же они попали к тебе?
— Сама мне дала, — отвечает Энди.
— Я целый месяц бывал у неё вече-
рами.
.. по три раза в неделю.
..
— Так ты и есть Уильям Уилкинсон?
— спрашиваю я.
— Был до вчерашнего дня, — отве-
чает Энди.
«КБ» № 3 (236) • 2014, СТРАНИЦА 17
© рисунок Максим Смагин
предыдущая страница 18 Красная Бурда 2014 03 читать онлайн следующая страница 20 Красная Бурда 2014 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст