буркнул он, хотя сперва хо-
тел сказать «Место!»
По обстановке в квартире
было видно, как жирует у нас
чиновный люд. В огромной
прихожей опытный глаз Орло-
ва сразу заметил бухту кон-
тактного провода, прикрытую,
как бы невзначай, норковым
манто.
— Проходите, пожалуйста,
на кухню, — поспешно при-
гласила милиционера вдова.
— Мы как раз чаевничаем.
..
Вся семья Драчевых (за
исключением ее главы, конеч-
но) сидела за кухонным сто-
лом и пила чай. Напротив не-
занятого кресла стояла пол-
ная чашка, накрытая бубли-
ком. Пирогов, аромат которых
Орлов почуял еще в подъез-
де, на столе не было. «Убра-
ли в холодильник», — дога-
дался следователь.
Семья покойного замми-
нистра состояла, в основном,
из Елены Автандиловны, ее
престарелой матери и до-
вольно взрослого сына Ев-
стигнея.
Орлов
сел
в
пустое
кресло.
— Скажите, Елена Автан-
диловна, вам жалко вашего
мужа? — спросил он у вдовы
и отхлебнул из чашки остыв-
ший чай. — Только честно.
Вдова поперхнулась буб-
ликом и закашлялась. Видно
было, что ей сейчас трудно
говорить о муже. Глаза ее на-
полнились слезами.
— Честно? — переспроси-
ла она, отдышавшись. — Че-
стно. Хорошо, я скажу вам
правду. Евстигней, пойди в
свою комнату,
по и гр а й .
Мама, ляг поспи.
Евстигней послушно уда-
лился. Старуха тоже молча
вышла. Елена Автандиловна
продолжила:
— По правде говоря, Дра-
чев с недавних пор сделался
для меня совершенно чужим
человеком. Начал приглашать
меня в рестораны, дарить
цветы, ухаживать ни с того ни
с сего, — словом, все пред-
вещало наш скорый разрыв.
— Выходит, вы знали, что
у Владимира Ананьевича
были другие женщины?
— Да, знала, конечно, зна-
ла. Все собиралась развес-
тись, ждала удобного слу-
чая. И вот, дождалась, назы-
вается!
Елена Автандиловна горь-
ко заплакала.
— А ничего подозритель-
ного вы не замечали? — пе-
ребил ее Михаил Петрович. —
Никто не угрожал вашему
мужу?
— Да, вы знаете, навер-
ное, нет. Хотя. Примерно за
неделю до смерти какие-то
незнакомые люди пришли к
нам домой и пытались вы-
бросить мужа с балкона. Они
рамы не смогли открыть, мы
их на зиму обычно заклеива-
е м . Я этому случаю как-то и
значения не придавала, пока
эта история с Вовой не слу-
чилась.
— Скажите, — спросил
Орлов, — как вы думаете, а
может, он сам выпрыгнул из
окна своего кабинета?
— Может быть, и с а м .
Я ведь ему говорила! — нео-
жиданно
лицо женщины
сделалось злым. — Говори-
ла ему: ты, Вова, допрыга-
ешься со своими бабами!
Вот и допрыгался.
— Он что, — попытался
уточнить следователь, —
раньше с женщинами пры-
гал? Это что, не в первый раз?
— Прыгнул-то впервые,
а вот с бабам и. ох, не в
первы й. не знаю, в пос-
ледний ли. Я и ТАМ за него
не поручусь.
Вдова снова заплакала.
Орлов решил ей не мешать
и отправился в детскую,
где на кровати сидел Ев-
стигней, тупо уставившись
глазами в стену.
Орлов долго раздумывал, с чего
начать разговор с юношей, и нако-
нец спросил:
— Скажи, Евстигней, ты . э -э . хо-
рошо помнишь отца?
Евстигней не ответил и даже не
взглянул на следователя.
— Почему он тебя так назвал, Евстиг-
ней? — попытался зайти с другой сто-
роны Орлов, причем в тоне его не было
и намека на издевку.
— Не знаю! — неожиданно резко от-
ветил юноша. — Сестру вот мою он на-
звал Епитимией. Наверное, это у него в
характере. Его дурацком характере! Ему,
наверное, заплатил кто-нибудь, чтобы он
меня так назвал. Он ничего просто так
не делал!
— Почему вы так говорите? Он ведь
ваш отец, он вас вырастил, на ноги по-
ставил, образование дал.
— Дал, дал! — Евстигней сорвался
на крик. — Дал, потому что брал! Даже я
ему давал на лапу! Я ему за то, что он
меня вырастил, заплатил! За каждый
поход в зоопарк, за каждую порцию мо-
роженого, понимаете?!.
.
У Евстигнея началась истерика, он
стал кататься по кровати, визгливо хо-
хоча. Слезы катились из его глаз. Миха-
ил Петрович вышел из детской и осто-
рожно закрыл за собой дверь.
Возле двери стояла мать Елены Ав-
тандиловны.
— Здрасьте! — от неожиданности
Орлов поздоровался со старухой еще
раз. — Вы, насколько я помню, прихо-
дились покойному.
— . старой каргой, — договорила за
него старая карга. — Тещей то есть. Уж
и не чаяла пережить зятька своего.
— Что вы можете сообщить след-
ствию о покойном?
— Хорошего — ничего, — твердо за-
явила теща.
Орлов потер руки.
— Ну что же, рассказывайте. э-э-э.
— Клавдия Петровна.
— Рассказывайте, Клавдия Петров-
на, я вас внимательно слушаю.
Полтора часа пролетели как одна
минута. Орлов еле успевал записывать.
К сожалению, ни одна из рассказанных
старухой историй не могла пролить свет
ни на убийство замминистра Драчева,
ни на загадочную смерть кондуктора
Старобабина.
© текст «Красная бурда», 1998 г ,
«КБ» № 4 (237) • 2014, СТРАНИЦА 22
предыдущая страница 23 Красная Бурда 2014 04 читать онлайн следующая страница 25 Красная Бурда 2014 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст