КЛАССИКА ЖАНРА
борне
ЖИТКОВ
про обезынку
Мне было двенадцать лет, и
я учился в школе. Раз на пе-
ремене подходит ко мне това-
рищ мой Юхименко и говорит:
- Хочешь, я тебе обезь-
янку дам?
Я не поверил - думал, он
мне сейчас штуку какую-ни-
будь устроит, так что искры
из глаз посыплются, и ска-
жет: вот это и есть «обезь-
янка». Не таковский я.
- Ладно, - говорю, - знаем.
- Нет, - говорит, - в самом
деле. Живую обезьянку. Она
хорошая. Её Яшкой зовут. А
папа сердится.
- На кого?
- Да на нас с Яшкой. Уби-
рай, говорит, куда знаешь.
Я думаю, что к тебе всего
лучше.
После уроков пошли мы к
нему. Я всё ещё не верил. Не-
ужели, думал, живая обезьян-
ка у меня будет? И всё спра-
шивал, какая она. А Юхимен-
ко говорит:
- Вот увидишь, не бойся,
она маленькая.
Действительно, оказалась
маленькая. Если на лапки
встанет, то не больше полуар-
шина. Мордочка сморщенная,
старушечья, а глазки живые,
блестящие.
Шерсть на ней рыжая, а
лапки чёрные. Как будто че-
ловечьи руки в перчатках
чёрных. На ней был надет
синий жилет.
Юхименко закричал:
- Яшка, Яшка, иди, что
я дам!
И засунул руку в карман.
Обезьянка закричала: «Ай!
ай!» - и в два прыжка вско-
чила Юхименке на руки. Он
сейчас же сунул её в ши-
нель, за пазуху.
Пришли мы к нам домой.
Мама и девочки сидели за
обедом. Мы с Юхименкой во-
шли прямо в шинелях.
Я говорю:
- А кто у нас есть!
Все обернулись. Юхименко
распахнул шинель. Никто ещё
ничего разобрать не успел, а
Яшка как прыгнет с Юхимен-
ки маме на голову; толкнулся
ножками - и на буфет. Всю
причёску маме осадил.
Все вскочили, закричали:
- Ой, кто, кто это?
А мама всё прическу прила-
живала.
- Откуда это?
А Яшка уселся на буфет и
строит морды, чавкает, зубки
скалит.
Юхименко боялся, что сей-
час ругать его будут, и скорей
к двери. На него и не смотре-
ли - все глядели на обезьян-
ку. И вдруг девочки все в один
голос затянули:
- Какая хорошенькая!
Я оглянулся. Юхименки
уже нет. Значит, я остался
хозяином. И я захотел пока-
зать, что знаю, как с обезь-
янкой надо. Я засунул руку в
карман и крикнул, как даве-
ча Юхименко:
- Яшка, Яшка! Иди, я тебе
что дам!
Все ждали. А Яшка и не гля-
нул - стал чесаться меленько
и часто чёрной лапочкой.
До самого вечера Яшка не
спускался вниз, а прыгал по
верхам: с буфета на дверь,
с двери на шкаф, оттуда на
печку.
Вечером отец сказал:
- Нельзя её на ночь так ос-
тавлять, она квартиру вверх
дном переворотит.
И я начал ловить Яшку. Я к
буфету - он на печь. Я его
оттуда щёткой - он прыг на
часы. Качнулись часы и ста-
ли. А Яшка уже на занавес-
ках качается.
Оттуда - на картину - картина покоси-
лась, - я боялся, что Яшка кинется на
висячую лампу.
Но тут уже все собрались и стали го-
няться за Яшкой. В него кидали мячиком,
катушками, спичками и наконец загнали
в угол.
Яшка прижался к стене, оскалился и за-
щелкал языком - пугать начал. Но его
накрыли шерстяным платком и заверну-
ли, запутали.
Яшка барахтался, кричал, но его ско-
ро укрутили так, что осталась торчать
одна голова. Он вертел головой, хло-
пал глазами, и казалось, сейчас за-
плачет от обиды.
Не пеленать же обезьяну каждый раз
на ночь! Отец сказал:
- Привязать. За жилет и к ножке, к
столу.
Я принёс верёвку, нащупал у Яшки на
спине пуговицу, продел веревку в петлю
и крепко завязал. Жилет у Яшки на спине
застёгивался на три пуговки.
Потом я поднёс Яшку, как он был, за-
кутанного, к столу, привязал верёвку к
ножке и только тогда размотал платок.
Потом достал из буфета сахару и дал
Яшке. Он схватил чёрной лапочкой кусок,
заткнул за щёку. От этого вся мордочка у
него скривилась.
Я попросил у Яшки лапу. Он протянул
мне свою ручку.
Тут я рассмотрел, какие на ней хоро-
шенькие чёрные ноготки. Игрушечная жи-
вая ручка! Я стал гладить лапку и думаю:
совсем как ребёночек. И пощекотал ему
ладошку. А ребеночек-то как дернет лап-
ку - раз - и меня по щеке. Я и мигнуть не
успел, а он надавал мне оплеух и прыг
под стол. Сел и скалится.
Вот и ребёночек!
* * *
«КБ» № 7 ( 240) • 2014, СТРАНИЦА 16
предыдущая страница 17 Красная Бурда 2014 07 читать онлайн следующая страница 19 Красная Бурда 2014 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст