* * *
На другой день, когда я сел
готовить уроки, то посадил
Яшку на стол. Ему очень нра-
вилось греться около лампы.
Он дремал, как старичок на
солнышке, покачивался и,
прищурясь, глядел, как я ты-
каю пером в чернила. Учитель
у нас был строгий, и я чистень-
ко написал страницу. Промо-
кать не хотелось, чтобы не ис-
портить. Оставил сохнуть.
Прихожу и вижу: сидит Яков на
тетради, макает пальчик в чер-
нильницу, ворчит и выводит
чернильные вавилоны по мо-
ему писанию. Ах ты, дрянь! Я
чуть не заплакал с горя. Бро-
сился на Яшку. Да куда! Он на
занавески - все занавески
чернилами перепачкал. Вот
оно почему Юхименкин папа
на них с Яшкой сердился.
..
* * *
Когда началась настоящая
зима, завыл ветер в трубах,
завалило окна снегом, Яшка
стал грустным. Я его всё грел,
прижимал к себе. Мордочка у
Яшки стала печальная, обвис-
шая, он подвизгивал и жался
ко мне. Я попробовал сунуть
его за пазуху, под куртку. Яшка
сейчас же там устроился: он
схватился всеми четырьмя
лапками за рубаху и так повис,
как приклеился. Он так и спал
там, не разжимая лап. Забу-
дешь другой раз, что у тебя
живой набрюшник под курт-
кой, и обопрёшься о стол.
Яшка сейчас лапкой заскребет
мне бок: дает мне знать, чтоб
осторожней.
Вот раз в воскресенье при-
шли в гости девочки. Сели
завтракать. Яшка смирно си-
дел у меня за пазухой, и его
совсем не было заметно. Под
конец раздали конфеты. Толь-
ко я стал первую разворачи-
вать, вдруг из-за пазухи, пря-
мо из моего живота, вытяну-
лась мохнатая ручка, ухвати-
ла конфету и назад.
Девочки взвизгнули от стра-
ха. А это Яшка услышал, что
бумагой шелестят, и догадал-
ся, что едят конфеты. А я де-
вочкам говорю: «Это у меня
третья рука; я этой рукой пря-
мо в живот конфеты сую, чтоб
долго не возиться». Но уж все
догадались, что это обезьян-
ка, и из-под куртки слышно
было, как хрустит конфета: это
Яшка грыз и чавкал, как будто
я животом жую.
* * *
Когда Яшка хотел понра-
виться,
он
становился
очень ласковым, залезал
на плечо и начинал в голо-
ве искать. Это значит, он
вас уже очень любит.
Надо ему выпросить что-ни-
будь - конфет там или ябло-
ко, - сейчас залезет на плечо
и заботливо начинает лапка-
ми перебирать в волосах:
ищет и ноготком поскрёбыва-
ет. Ничего не находит, а дела-
ет вид, что поймал зверя: вы-
кусывает с пальчиков чего-то.
Вот раз пришла к нам в гос-
ти дама. Она считала, что она
раскрасавица.
Разряженная. Вся так шёл-
ком и шуршит. На голове не
причёска, а прямо целая бе-
седка из волос накручена - в
завитках, в локончиках. А на
шее, на длинной цепочке, зер-
кальце в серебряной оправе.
Яшка осторожно к ней по
полу подскочил.
- Ах, какая обезьянка ми-
ловидная! - говорит дама. И
давай зеркальцем с Яшкой
играть.
Яшка поймал зеркальце, по-
вертел - прыг на колени к
даме и стал зеркальце на зуб
пробовать.
Дама отняла зеркальце, за-
жала в руке. А Яшке хочется
зеркало получить.
Дама погладила небрежно
Яшку перчаткой и потихоньку
спихивает с колен. Вот Яшка
и решил понравиться, по-
дольститься к даме. Прыг ей
на плечо. Крепко ухватился за
кружева задними лапками и
взялся за причёску. Раскопал
все завитки и стал искать.
Дама покраснела.
- Пошел, пошел! - говорит.
Не тут-то было! Яшка ещё
больше старается: скребёт но-
готками, зубками щёлкает.
Дама эта всегда против зер-
кала садилась, чтоб на себя
полюбоваться, и видит в зер-
кале, что взлохматил её Яшка,
- чуть не плачет. Я двинулся
на выручку. Куда там! Яшка
вцепился что было силы в во-
лосы и на меня глядит дико.
Дама дёрнула его за шиворот,
и своротил ей Яшка прическу.
Глянула на себя в зеркало - чучело чуче-
лом. Я замахнулся, спугнул Яшку, а гос-
тья наша схватилась за голову и - в дверь.
- Безобразие, - говорит, - безобразие!
- И не попрощалась ни с кем.
«Ну, - думаю, - держу до весны и от-
дам кому-нибудь, если Юхименко не
возьмёт. Уж столько мне попадало за эту
обезьянку!»
И вот настала весна. Потеплело. Яшка
ожил и ещё больше проказил. И все в
доме в один голос:
- Куда хочешь убирай свою обезьянку
или сажай в клетку, а чтоб по всей квар-
тире эта сатана не носилась.
То говорили, какая хорошенькая, а те-
перь, думаю, сатана стала. И я стал ис-
кать в классе, кому бы сплавить Яшку.
Подыскал наконец товарища, отозвал
в сторону и сказал:
- Хочешь, я тебе обезьянку подарю?
Живую.
Не знаю уж, кому он потом Яшку спла-
вил. Но первое время, как не стало Яшки
в доме, я видел, что все немного скуча-
ли, хоть признаваться и не хотели.
«КБ» № 7 (240) • 2014, СТРАНИЦА 17
предыдущая страница 18 Красная Бурда 2014 07 читать онлайн следующая страница 20 Красная Бурда 2014 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст