Мишка тут же впал в экстаз
После литры выпитой,
Говорит: «Они же нас
Выгнали с Египета!
Оскорбления простить
Не могу такого!
Я позор желаю смыть
С Рождества Христова!»
Мишка взял меня за грудь:
«Мне нужна компания!
Мы ж с тобой не как-нибудь
Здравствуй-до свидания.
Побредём, паломники,
Чувства придавив!.
.
Хрена ли нам Мнёвники —
Едем в Тель-Авив!»
ПАРОДИЯ НА ПЛОХОЙ ДЕТЕКТИВ
Опасаясь контрразведки, избегая жизни светской,
Под английским псевдонимом «Мистер Джон Ланкастер Пек»,
Вечно в кожаных перчатках — чтоб не делать отпечатков, —
Жил в гостинице советской несоветский человек.
Джон Ланкастер в одиночку, преимущественно ночью,
Щелкал носом, в нём был спрятан инфракрасный объектив, —
А потом в нормальном свете представало в чёрном цвете
То, что ценим мы и любим, чем гордится коллектив.
Клуб на улице Нагорной стал общественной уборной,
Наш родной Центральный рынок стал похож на грязный склад.
Искажённый микропленкой, ГУМ стал маленькой избёнкой,
И уж вспомнить неприлично, чем предстал театр МХАТ.
Я сказал: «Я вот он весь,
Ты же меня спас в порту.
Но, говорю, загвоздка есть:
Русский я по паспорту.
Только русские в родне,
Прадед мой — Самарин.
Если кто и влез ко мне,
Так и тот — татарин».
Мишку Шифмана не трожь,
С Мишкой — прочь сомнения:
У его евреи сплошь —
В каждом поколении.
Дед параличом разбит —
Бывший врач-вредитель.
..
А у меня — антисемит
На антисемите.
Но работать без подручных — может, грустно, может — скучно.
Враг подумал, враг был дока, — написал фиктивный чек.
И где-то в дебрях ресторана гражданина Епифана
Сбил с пути и с панталыку несоветский человек.
Епифан казался жадным, хитрым, умным, плотоядным,
Меры в женщинах и в пиве он не знал и не хотел.
В общем, так: подручный Джона был находкой для шпиона.
Так случиться может с каждым, если пьян и мягкотел!
«Вот и первое заданье: в три пятнадцать возле бани,
Может, раньше, может, позже остановится такси.
Надо сесть, связать шофера, разыграть простого вора,
А потом про этот случай раструбить по «Би-би-си».
Мишка — врач, он вдруг затих:
В Израиле бездна их,
Там гинекологов одних —
Как собак нерезаных;
Нет зубным врачам пути —
Слишком много просятся.
А где на всех зубов найти?
Значит — безработица!
Мишка мой кричит: «К чертям!
Виза — или ванная!
Едем, Коля, — море там
Израилеванное!.
Видя Мишкину тоску
(А он в тоске опасный),
Я ещё хлебнул кваску
И сказал: «Согласный!»
... Хвост огромный в кабинет
Из людей, пожалуй, ста.
Мишке там сказали «нет»,
Ну а мне — «пожалуйста».
Он кричал: «Ошибка тут!
Это я еврей!.
А ему говорят: «Не шибко тут!
Выйди из дверей!»
Мишку мучает вопрос:
Кто здесь враг таинственный?
А ответ ужасно прост,
И ответ единственный.
Я — в порядке, тьфу-тьфу-тьфу.
Мишка пьёт проклятую,
Говорит, что за графу
Не пустили — пятую.
1972
И ещё! Оденьтесь свеже, и на выставке в Манеже
К вам приблизится мужчина с чемоданом. Скажет он:
«Не хотите ли черешни?» — Вы ответите: «Конечно!»
Он вам даст батон с взрывчаткой — принесёте мне батон.
А за это, друг мой пьяный, — говорил он Епифану, —
Будут деньги, дом в Чикаго, много женщин и машин!»
... Враг не ведал, дурачина: тот, кому всё поручил он,
Был чекист, майор разведки и прекрасный семьянин.
Да, до этих штучек мастер этот самый Джон Ланкастер!.
.
Но жестоко просчитался пресловутый мистер Пек.
Обезврежен он, и даже он пострижен и посажен.
А в гостинице советской поселился мирный грек.
1966
«КБ» № 5 (226) • 2013, СТРАНИЦА 17
предыдущая страница 18 Красная Бурда 2013 05 читать онлайн следующая страница 20 Красная Бурда 2013 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст